Новая технология.


Занимаясь уборкой старых вещей к праздникам, я наткнулся на огромную коробку, стоящую в углу и набитую доверху видеокассетами. Что с ними делать? Выбросить жалко. Каких-нибудь четверть века назад за одну такую кассету отдавали свою месячную зарплату. А теперь использовать эти видеокассеты невозможно, потому что их не на чем прошрывать - видеомагнитофоны уже давно никто не выпускает. То ли бытовая техника слишком быстро развивается, то ли я отстаю от быта?! Нужен диалог с техникой? На кухне, кстати, дела обстоят не лучше. Если с давно несменяемой кухонной мебелью попроще, можно гостям объяснить свою любовь к ретроспективам, то с техникой, постоянно обновляющей свои технологии и возможности, очевидность отставания скрыть от посторонних глаз невозможно.

Кант и Воланд

Но, задумав такой диалог, вот какой вопрос может поставить любого человека в тупик с кем, собственно, собеседовать?

С чайником или микроволновкой? Какой технический прибор в настоящее время обладает соответствующим интеллектом
без кавычек, чтобы на равных вести с ним достойный диалог? Кажется, Тьюнинг или Норберт Винер, кто-то из тех, кто имеет отношение к происхождению компьютера, придумал тест на выявление потенциального интеллекта. Технический прибор только тоща можно будет признать интеллектуальным, когда, поговорив с ним по телефону, человек признает в своем собеседнике себе подобного. А слышали, что сегодня по телефону можно обсуждать со своим холодильником, какие продукты и какой годности он может предоставить вам на ужин?!

Не нравится мне высокомерие человеческого сознания. Хотя и говорят, что новое время и перевело наше сознание от монологичности к диалогичности, потребность в диалоге в последнее время я лично за собой не замечаю. Более того, всякий диалог с представителем иной точки зрения, я уже не говорю с представителем иной культуры, воспринимается зачастую как личное оскорбление. Да мы с собственными детьми обычного разговора, куда там диалога, наладить не можем! А еще хотим вступить в контакт с инопланетянами!

Но в чем, собственно, проблемы нашей неспособности к диалогу? Понятное дело, что мы сами себе на уме и никого не хотим слушать и слышать. Но беда в другом, что мы до сих пор, со времен Платона и Галилея, понимаем диалог как форму переубеждения собеседника в правильности истины. А какая она истина на самом деле, никого не интересует! Главное, это уметь доказать, к примеру, что при определенных обстоятельствах белое может быть черным. Ну доказали, а дальше что? Кроме того, наш ум по-прежнему традиционно мыслит абсолютными категориями, состоящими из завершенных форм. На самом же деле диалог не может касаться чего-то состоявшегося, застывшего. Он возможен лишь относительно вещей, пребывающих в движении. Поэтому в диалоге не мыслимы окончательные выводы, абсолютные истины и ярлыки. Поэтому под диалогом и надо понимать выяснение оснований позиции собеседника с его самодетерминацией мысли, а не подведение итогов спора. Именно выяснение инаковой, отличной от нашего понимания самозарождения мысли, что выясняется в ходе диалога, и позволяет человеку корректировать свое умонастроение и свое поведение. Иначе Канту никак не понять Воланда!

Эк куда хватил! Какая мысль, например, сама по себе может зародиться у современного чайника? Да у него нет элементарных представлений о рефлексии, кроме тех, что после закипания надо самостоятельно выключиться, вернуться в изначальное состояние покоя. А вы говорите: нет рефлексии! Это как посмотреть, как оценить! Залюбовавшись своим умом, мы можем многое пропустить мимо своих ушей.

А между тем, если апеллировать к Богу, как высшему судье в данном споре, то небезынтересно будет вспомнить, что именно Бог вступил в диалог со своим творением - человеком. И дал ему Завет типа инструкции по применению ума. Скорее, Завет - это даже не инструкция, а союз, предложенный Богом человеку. А что ум человеческий представлял собой на момент первого диалога с Богом, на момент Завета? Да ничего особенного! Органический вариант электрического чайника! Представляется, что средние века в нашем сознании продолжаются по сей день. Потому что мы по-прежнему твердо убеждены, что никакая тварь не сводима к ее творцу! Избавьтесь от этого убеждения, как опасного предрассудка! Примите формулу, что созданное нами может быть, по крайней мере, не глупее нас И перед вами откроются не форточки исповедален, а ставни диалоговых окон.

Творцы и твари

Возможно, как ученый Галилей и был велик, но как человек, тут мы воздержимся от комментариев. Папа Римский, благоволивший к Галилею, попросил его высказать свое мнение относительно того, что вокруг чего крутится: солнце вокруг Земли или Земля вокруг солнца? Галилей с энтузиазмом откликнулся на это предложение и создал свой знаменитый «Диалог о двух главнейших системах мира - Птоломеевой и Коперниковой». Собственно, с этого диалога новое время и ведет отсчет диалогового сознания.

Несмотря на видимую равнозначность понятий и принципов, без чего не мыслим никакой диалог, а возможен лишь диктат, Галилей, грубо говоря, сплутовал со своим диалогом. Как отмечал известный специалист по современному диалогизму Владимир Библер, проводивший специальные семинары в Институте истории естествознания и техники, в том памятном диалоге один собеседник Саль- виати, сторонник гелиоцентризма, то есть Галилей, на самом деле обманывает Симпличио, сторонника геоцентризма, Папу Римского и даже потешается над его ограниченными представлениями об обустройстве мира. За это высокомерие мысли Галилею и пришлось поплатиться публичным раскаянием. Ибо не с церковью тогда ученому надо было вести диалог об обустройстве мира, а непосредственно с Богом, как это сделал полтора века спустя Исаак Ньютон.

В данном случае нас не интересуют технические подробности того диалога, а интересуют сами принципы его построения, поскольку мы хотим вступить в диалог с техникой. Первый и самый главный принцип, без которого, собственно, диалог и не возможен,- это уважительное, то есть равноправное отношение к позициям собеседника.

Ситуация «несжимаемости», то есть непереубеждения в истине, а параллельности мышления возможна лишь тогда, когда ум, инициирующий диалог, заинтересован в ином, как носителе разума. Таким образом, с появлением техники мы должны расширить свои представления о разумности и включить в них логику обязательных последовательных действий, обеспечивающих само существование техники. В принципе, эта логика имеет некоторые аналогии с нашими инстинктами. И ее, эту логику, можно рассматривать как явление предсознания. Мы, конечно, не можем ставить знак равенства между божественным и технологичным. Но мы понимаем, что технология, на данный момент,- это возможно единственно доступная для нашего сознания тропинка, ведущая к божественности. Потому что вера, подобно красивым предположениям Коперника, тоже требует определенных доказательств.

Средства и цели

Со стороны современной техники, если не предъявлять ей слишком завышенных изначальных требований, уже можно наблюдать определенные попытки установления контакта с человеком, попытки диалога с ним. Поскольку техника сегодня развивается бурно и быстро, и человек в силу своей психологической инерции, вызванной представлениями о собственной исключительности, в своем развитии заметно отстает от прогресса техники, что особенно заметно в быту, то техника уже вынуждена подтягивать ум человеческий к своим возможностям.

Мы не берем заведомо банальных инструкций по применению того или иного технического устройства, когда с умом общаются как с отстающим учеником, объясняя ему простые истины на манер того, чтобы приготовить еду надо включить газ. Один из модных и популярных сейчас стилей общения, предлагаемый техникой,- это совершенствование управления прибором до интуитивно понятного. Беда, например, многих современных технических устройств в том, что они в последнее время приобрели невероятное множество всевозможных I
функций. И управлять ими не так просто. Согласитесь, каким должен быть человеческий ум, чтобы удерживать в зоне своего знания такое множество параметров? И нужны ли ему все эти параметры в активной памяти? Человек изначально не прибегает в своем познании к избыточной информации. Его разум действует совершенно по-иному. Нужно, как говорил Кант, учить не философию, а учиться философствовать. То есть важна не сама сумма знаний, а способность к самостоятельному мышлению. Именно это и предлагает нам современная техника под видом интуитивно понятного управления.

Другим способом установления взаимоприемлемого диалога между человеком и техникой, то есть сведения многовариантности функций к простоте управления, на сегодняшний день, пожалуй, можно считать ориентацию техники на определенную целевую группу потребителей. Отвечая на растущие запросы рынка, компания 2АМШ81 в 2012 году представила три новые модели посудомоечных машин класса А+ с увеличенным объемом камеры и шириной всего 45 см. Создатели новых посудомоечных машин отказались от ненужных функций и лишних элементов дизайна, одновременно упростив систему управления, меню и программы. Во всех трех моделях присутствует основная 30-минутная программа, предназначенная для мытья посуды без сильных и засохших загрязнений.



Более того, учитывая тот факт, что посудомоечные машины на сегодняшний день являются наиболее сложными с технической точки зрения приборами среди бытовой техники, а значит, вероятно, и наиболее «интеллектуально» продвинутыми приборами, каждая новая модель рассчитана на определенную целевую группу потребителей. Так, машина с программой Auto Dish способна сама выбирать точное время, температуру и объем воды, необходимые для мытья загруженной в нее посуды. Для этого нужно просто нажать на кнопку. «Эта одна из самых ценных для потребителей функций, потому что наши клиенты, как правило, не хотят задумываться и тратить время на то, чтобы выбрать подходящую программу,- отметил господин Барбье- ри, возглавляющий дизайн-группу компании ZANUSSI в Порчиа (Италия),- они просто хотят, чтобы посуда была чистой». Другая посудомоечная машина с увеличенным объемом камеры Space+ конкретно помогает пользователям решить проблему с загрузкой больших тарелок или посуды нестандартной формы. Исследования, проведенные компанией, показывают, что многие люди продолжают мыть посуду вручную, потому что им трудно разместить ее в машину. Для удобства пользования необходимо объемное внутреннее пространство, в котором легко разместить посуду любого размера. Новая модель успешно решает эту проблему. Кроме того, машина запускается одним нажатием кнопки. Третья модель Slim Dish шириной всего 45 см, тем не менее, может вместить 9 комплектов посуды. Эта модель предназначена, в первую очередь, для небольших семей и маленьких квартир. Как видим, основываясь на этих примерах, техника для полноценного диалога с человеком уже изначально вычленяет свою аудиторию и подбирает для ежедневного общения с этой аудиторией соответственные функции и возможности, как мы подбираем нужные жесты для общения с представителями неизвестного племени, затерянного в джунглях, абсолютно не зная их языка.

А если техника - средство? Не самообольщайтесь, наш ум тоже может быть средством!

Космонавт и астронавтка

Психологию общения людей, подразумевающую закономерность возникновения диалогов, можно сравнивать с поцелуем космонавта и астронавтки в открытом космосе. Как вы думаете, что им будет мешать целоваться? Естественно, скафандры. В земных условиях, в быту вокруг каждого человека тоже существуют своеобразные «скафандры», которые в теории общения и диалоппсе называются личными пространствами. Люди общаются друг с другом, соприкасаясь «скафандрами» этих личных пространств. Если прикосновения нет, то и общения нет. Но никакое общение не позволяет Другому проникать внутрь своего личного пространства.

Единственное, что возможно и даже необходимо для развития полноценного диалога,- это определенные манипуляции с самим личным пространством, как неким целым. А именно, человек имеет возможность сужать, но никак не расширять ореол, нимб своего личного пространства. В итоге ситуация диалога, не допускающая внутренних пустот, вынудит собеседника расширить свое личное пространство вослед вашему, сужающему. Таким образом, его расширившийся «скафандр» станет менее герметичным и даст вам повод для успеха частичного проникновения в его герменевтику.



Хотя пример общения между людьми в полном смысле и не применим для общения человека с техникой, но он дает нам понимание направления собственной активности при создании таких диалогов. Для того чтобы выполнить главное условие, при котором возможен любой диалог, а именно - принципиальное равенство собеседников, мы должны согласиться с тем, что человеческий ум - это не какой-то особый божественный дар, а всего лишь правильно и грамотно разработанная программа, обладающая развитой рефлексией. Принимая свой ум за программу, нам легче будет находить общий разговор с техникой, а также лучше понимать, что, собственно, от техники мы хотим и чего ждать от нее в ближайшем будущем.

И если в самовлюбленности своего монологизма мы не будем учитывать все более жесткий и более абсолютный монологизм современной техники, которая сначала выполняет заданную программу и только потом либо параллельно с выполнением программы, не нарушая выполнения поставленных задач, может слегка отвлечься, отклониться, то может так случиться, что в скором времени нам тоже откажут в диалоге, как сознанию несовершенному, лишенному строгих правил следования заданной программе. Ибо жизнь в некотором смысле тоже есть автоматизм сознания. И порой не надо размышлять - надо действовать, и только действие становится поводом к размышлению. И смысл любой диалогичности, по большому счету, заключается в том, что в ходе диалога выясняются собственные принципы наиболее правильного автоматизма функционирования. А если заглянуть поглубже, то диалог - это выяснение правильности заложенных в нас программ. Вступая в диалог с техникой, мы никоим образом не сужаем свой ум до определенной программы, напротив, мы расширяем свой ум до программы, мы понимаем ум как программу. Но уже первые выводы для себя из предполагаемого диалога не утешительны. Программа нашего сознания, в большей степени, чем современные программы бытовой техники, подвержена различным флуктуациям и завихрениям. Она менее надежна при ускоряющемся темпе жизни. Посему уже сейчас их надо корректировать в сторону строгости функционирования. Иначе темп преобразований у нас перехватят наши создания. И твари станут творцами, а первые - последними.



Более того, в данном случае мы можем вести диалог не столько с техническими приборами как таковыми, сколько непосредственно с творцами этих самых приборов, составляющих сегодня вместе с техническими устройствами целую техническую культуру. По крайней мере, между ними, творцами и тварями, в данный момент существует некое единство замысла и смысла, которое позволяет нам идентифицировать их как собеседника в диалоге.

Формы и функции

Допустим в качестве эксперимента, чтобы доказать свое превосходство, производитель бытовой техники устроит на кухне необычные состязания. Человеку, не вооруженному современной техникой (назовем его Человеком), и современной технике, которой в помощь придан человек, (будем считать ее Техникой) предложат приготовить, соответственно, обед или ужин. Продукты у соревнующихся сторон - одинаковые, блюда - тоже. Оценивать качество приготовляемых блюд можно будет по многим параметрам, но главные из них - это скорость и вкус приготовленного. Что касается вкуса, то, как говорится, можно и поспорить. Современные варочные центры с автоматизированными меню вполне уже могут составить достойную конкуренцию профессиональным поварам. Что же касается скорости приготовления и других аспектов блюд, то тут человек, несомненно, уступит технике.

Компьютер уже переигрывает человека в шахматы, а это значит, что фантазия является не только отклонением от общепринятых норм. Это в большей степени практичное следование этим нормам, как залог благополучия в социальном общежитии. Вот теперь и думайте, кто из нас умнее?

Другим фактором недопонимания, периодически возникающего между человеком и техникой, помимо непризнания равнозначности программ, может служить бесконечный дискурс о первичности формы и функции. Человеку, привыкшему делать выводы из наблюдаемого в пространстве, ближе, конечно, форма. Поэтому не удивительно, что производители бытовой техники сегодня обращаются к специальным дизайнерским бюро с просьбами сделать современную бытовую технику более красивой в плане внешнего вида, то есть соответствующей нашим личным представлениям о красоте пропорций и линий. Иногда это удается, иногда нет. Чтобы продолжить с человеком диалог, а не вступать в конфликт по пустякам, в таком месте, как кухня, где они особенно часто встречаются, технике даже пришлось отказаться от сольности своих партий и прибегнуть к маскировке собственной внешности, прячась за моду встраивания.

И уж коль сегодня мы каждодневно и повседневно вынуждены общаться с техникой, причем напрямую, в тесном контакте, доверять ей свою еду, здоровье и даже жизнь, соглашаясь с тем, что техника в определенных ситуациях знает и понимает больше нашего, что, естественно, не может не сказаться на нашем мышлении, то почему бы это общение нам не сделать одновременно и полезным, и приятным для себя?! Для этого просто общение, ни к чему не обязывающее стороны, как переливание из пустого в порожнее, надо всего лишь перевести в форму диалога, когда каждый вступающий в разговор хорошо понимает, как и зачем он это делает.

Добавить комментарий

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent