Неприступные интерьеры. Тотальное и бесконечное.


Дожили! Нитевидный пульс мебельного рынка едва-едва прощупывается. Два десятилетия подряд, после революции 1991 года, мы вдохновенно созидали свою жизнь, как интерьер, как вещь в себе и вещь для себя, как неприступную крепость, в которой можно будет отсидеться при любых условиях. Стены, ограждающие интерьер, действительно стали непреодолимыми.

Как для себя, так и для других. С одной стороны, крепость оказалась тюрьмой, а с другой - брать ее штурмом никто больше не собирается. Слишком непосильны усилия. А ради чего? Разбежались не только осаждающие, бегут осажденные: из уюта интерьеров в неприкаянность улиц.
Не вдаваясь в эссеизм о внешности, а рассуждая здраво и прагматично и понимая тотальное как обязательное и необходимое, а бесконечное как желаемое и красивое, и различая становление современной кухни именно вдоль этих самых силовых линий магнитного поля каждодневности, мы не можем не обратить внимание, что кухню сегодня во многом характеризует ярко выраженное стремление к инаковости и чрезмерности. По крайней мере, в ней не чувствуется суеты к повторяемости и тождественности.

Воспитание в излишестве

Представляя концепт своей новой кухни со жгучим испанским назвалитГ' Alicante, которая в основном ориентирована на молодых людей, исповедующих жизненный стиль «Вставай и иди!», итальянская компания FEBAL предваряет свой экскурс в новизну неизведанного категоричным пожеланием Марселя Пруста: «Настоящий путь открытий заключается не в том, чтобы искать новые ландшафты и горизонты, а в том, чтобы обрести новый взгляд (буквально: новые глаза)». Именнб для тех. кто становится на дорогужизни с чувством оптимизма, и предлагаются особые Smart-решения.

Alicante имеет геометрическую фасаднуЮ-етруктуру, которая позволяет создавать интересную игру света и тени. Кухня имеет эргономическую натуру. Она идеально ориентируется в доступном пространстве, которое подстраивается под любые кухонные задачи, для тех, кто любит использовать кухню в абсолютном комфорте. Землеломающий, который можно в нашем случае перевести как сотрясающий воздух, концепт с индивидуальным проектированием готов адекватно воспринимать и вбирать в себя любые новые технологии и гаджеты.



Новая кухня представлена в пяти концептуальностях разновидностей настроения. Это мода и дизайн. Модель с идеальной комбинацией дизайна и практичности предназначена для тех, кто имеет склонность к гламуру. Решение одновременно простое, уникальное и современное, но в то же время за гранью оригинального и эксклюзивного, трактующего лофт как рационализацию пространства в смысле фундаментальности.

Другой тренд - природа и семья. Кухня спроектирована с точки зрения нужд молодых людей, которые ищут практичность, а не эстетику, стабильность, а не скоропортящийся продукт. Полуостров легко трансформируется в стол. Эргономика и практичность - ключевые слова коллекции. А ключевым понятием третьего настроения - изобретение и разделение открытия с другими является слово «эксперементальность». Здесь кухня - креативная лаборатория, а площадь ее может изменяться и подстраиваться под любую ситуацию. Гибрид и обыденность - четвертое настроение, при котором рассматриваются варианты открытого пространства, объединяющего кухню с гостиной. И, наконец, настроение пять - мини и функциональность. Это настроение во многом присуще одиноким молодым людям, предпочитающим неограниченное использование техники и минимизированное отношение к мебели, когда значение имеет каждый миллиметр.

Как мы видим, из подробностей бы- тоописания возможностей новой кухни вытекает целое структурное исследование с подробным описанием элементов социологии и психологии в преломлении портрета молодого человека, которому в ближайшее время может понадобиться кухня. Казалось бы, учитываются все настроения молодых людей. Кухня уже не просто индивидуализирована и персонифицирована. Она уже не просто подстраивается под конкретное пространство и стиль жизни конкретного человека, она даже ориентируется по «розе ветров» настроения и проектируется с учетом преимущества направленности этого настроения. Какой еще выбор нужен молодому сознанию? Что не учтено в его запросах и потребностях? Возможно, только несоразмерность цены модели с его настоящим личным доходом. Предполагается, что поддержать настроение помогут родители. Иначе зачем они, вообще, нужны, родители?!

Многовариантность предлагаемого, конечно же, можно понимать как педагогический вывих, при котором избыточность выбора прикрывает за собой чрезмерность заботы в виде кормления детей с ложки до конца дней своих. Но, похоже, производители и сами чувствуют, что пафос их заботливости в раскладывании пасьянса настроений может и не дать желаемого выигрыша. Поэтому и прибегают к модному Прусту, советующему не искать новый ландшафт, а лучше поменять свои глаза. То есть придумать и предложить на современной кухне мы уже не можем ничего принципиально нового. Просто вы, поколение, вступающее в жизнь, должны посмотреть на окружающие вас предметы совершенно новыми, своими глазами. И увидеть свою кухню по-другому.

Пленение взгляда

Хайдеггеровский мир прошлого века с его феноменологической ин- тенциональностью, то есть абсолютной направленностью взгляда на вещи, не просто связал, а приковал наш взгляд к вещам. И теперь люди с плененным взглядом пытаются определить путь за горизонт.
Наше поколение, поколение тех, кто еще помнит программу построения коммунизма в одной, отдельно взятой стране, видело в кухне, прежде всего, набор обязательных функций и понимало кухню как обязанность, как результат своего труда, как финишный спурт в недопущении голода. Мы формировали интерьеры, в том числе и, прежде

всего, по всем фортификационным представлениям разума. То есть они имели наивысшую степень жизненного самообеспечения. Они должны были самостоятельно функционировать независимо от внешних обстоятельств. Отсюда гиперболизация кухонной мебели, как складского помещения или бабушкиного чулана. С необходимостью иметь в доме неприкосновенный запас мы срослись, как верблюд со своим горбом. Кстати, мы всегда считали двугорбого верблюда более своим, чем одногорбого, и не только, видимо, потому, что он водился в нашей стране. Уже не интересно никому, как мы начинали, интереснее, как мы заканчиваем. Конструируя предметы, наш разум достигал наивысшей степени своих конструктивных возможностей. Перефразируя Эдмона Жабе, написавшего когда-то книгу «Я строю свое жилье», можно признать, что наше искусство состояло в том, чтобы «постепенно заинтересовать предметы своими проектами». Это был грандиозный проект. Но как часто и случается, именно наша страсть и стала нашим порабощением. Теперь мы понимаем, что это было безумием - доверять себя предметам.

Неприступные интерьеры. Тотальное и бесконечное.


В свое время предметы освобождали нашу мысль из уз тотальности. И мы поверили предметам. Но верность предметов вассального происхождения. Как только господина оставляют силы, стражи порядка, а именно интерьер, как порядок вещей, и был для нас представлением об идеальном порядке, потому что он соответствовал, был тождественен устройству нашего внутреннего мира. Бунт вещей прошел незаметно. Из стен, ограждающих нас от мира, интерьер превратился во внутренний распорядок нашей тюрьмы.

И вещи стали нашими надсмотрщиками. И теперь они, как единственные свидетели наших не напрасно растраченных лет и как единственные носители нашей способности оставить после себя наследство, диктуют нам, что можно, а что нельзя. Мысли и фантазии оказались связанными предметами. Экономия и запасливость стали превращаться в энтропию.

Обновление вечного

Всего несколько лет назад непогрешимой считалась тенденциозность обновления. Секрет такого обновления заключался в том, что в переработку поступали старые модели, которые в свое время были популярными. Подзабытым «звездам» путем хирургического вмешательства вживлялись новые технологические возможности, и, естественно, производился косметический макияж внешности. Таким обновлением в свое время переболели, как корью в детстве, практически все ныне здравствующие сейчас производители кухонной мебели.

Но обновление в виде римейков почему-то достаточно быстро устарело, а может, просто было списано со счетов, как не оправдавшее себя действие. А на смену обновляемым кухням пришли кухни вне времени. Вневременность, как вы понимаете, это уже есть результат влияния чего-то бесконечного. Понятие «обновление», бесспорно, было понятием времени. Но вневременность с ее намеком на божественное начало очень трудно трактовать как современность, если, конечно, под современностью не понимать безвременья или затянувшуюся паузу между событиями.

На миланской выставке Еигосиста 2012 итальянская фабрика СОМРОБ1Т представила свою новую модель Ме1одгапо в духе философии компании, из года в год подтверждающую идею кухни жизни, что можно понимать как вневременность. Кухня приходит из глубины эстетики и функциональной интерпретации разнообразия жизненного стиля с дизайном, который имеет место быть за пределами моды. Melograno - это экзотический фрукт с алыми зернами, которые, вероятно, и дают ему возможность постоянного возрождения, что и ставит жизнь выше времени. Модель с новыми контурами и решениями сделана из натурального дерева с 12 окрасами в чарующей дубовой комплектации. Ручки на фасаде из дополнительного элемента становятся признаком концепта, который выходит за пределы формального минимализма и имеет благосклонность к новому самовыражению, основанному на дизайне и декорациях. И цвета, и формы как бы приглашают к тактильному опыту материала. Раковина в скульптурном мраморе при необходимости компенсирует горизонтальную чувственность поверхности. В определенном смысле эта модель преодолевает жесткие рамки стиля. А стиль, собственно, и определяет временной характер модели. Так что, в подобном определении все-таки есть рациональное зерно жизни. Потому что если жизнь присутствует, в том числе и на кухне, то она не может не быть не современной.

Инвестиции в красоту

Игры с предметами не прошли для нашего сознания бесследно. Материализм Маркса и Лукача сыграл с нами злую шутку. Мы вознамерились преодолеть обыденность предметов, которая стала для нас каторжный обузой, с помощью их красоты, которая якобы только и способна вознести нас над суетой.

Обратите внимание на предлагаемые сегодня кухни. У них практически ничего не осталось от обыденности каторжанских обязанностей хозяйки прошлого века, нашедших выражение в протесте мамы дяди Федора из знаменитого Простоквашина: я на вас с кастрюлями целый год горбатилась! Современные кухни, если это действительно модный всплеск внешности,- это особое состояние души в предпраздничном настроении. Из кухонной тотальности мы, наконец, действительно увидели бесконечность жизни?

«Цель этого движения - иное место - говорит наш современник Ле- винас.- Никакое путешествие, никакая перемена климата и обстановки не могут удовлетворить то желание, которое нас туда влечет. Метафизическое желание «иное» не есть такое же иное, как хлеб, который я ем, как страна, в которой я живу, как пейзаж, на который я смотрю. Все

ЖИЗНЬ КАК ПРИЗНАК СОВРЕМЕННОСТИ.



Стиль всегда понятие временное. Кухни С0МР051Т выходят из ограничений времени. Они являются современными хотя бы потому, что уже присутствуют, неплохо живут и смотрятся.

эти реальности, которыми я могу насыщаться и которыми я в достаточно большой мере могу себя удовлетворить - так, как если бы мне просто не хватало. Этим самым их инаковость растворяется в моей идентичности мыслящего или владеющего. Метафизическое желание стремится же к совершенно иной вещи, к абсолютно иному». И хотя Левинас пытается нас предупредить, что метафизическое желание не стремится к возвращению, потому что это тоска по стране, в которой мы никогда не рождались, и которое не основано ни на каком сходстве, мы все равно продолжаем понимать красоту и стремиться к ней, как к наивысшей качественности материального предмета. Возьмите описание любой кухни. В ней характеристики качественного превосходства. Превосходства в чем? Превосходство во всем, что составляло прошлый предмет. А не является ли превосходимость всего лишь приспосабливаемостью тождественности к инаковости? Или это всего лишь попытка нашего сознания прийти со своей комфортной раскладушкой в чужую жизнь, в чужой монастырь, чтобы как можно дольше продлить в себе это единственное для нас чувство комфорта?

Однако можно было бы и не обращать такого пристального внимания к сему пристарческому эгоизму с его материалистической бесперспективной парадигмой постоянного улучшения жизни как разумной программы, если бы избыточные инвестиции в красоту не отвлекали конечные ресурсы от демократических перспектив. Красивое, действительно, красиво. В нем чувствуются невозможные горизонты. В нем чувствуется дыхание бесконечности и присутствия правил Другого, в которые, между прочим, включен и сам Бог. Но это другое - не совсем иное. Это другое просто расширяет границы нашего владения. Под видом бесконеч-

ТРИУМФАЛЬНЫЕ ПЕРЕХОДЫ.

По всем СВОИМ ПОНЯТИЯМ, арка - это переход из одного пространства и состояния в другое. Во фронтальных инкрустированных узорах кухни АЙСА чувствуется триумфальность перехода к состояниям внутренних пространств.

но вдохновляющего нам предлагается новая форма тотальности как превосходная степень порядка и пропорциональности. Получается, что красивое - это просто превосходная степень обыденного. Если раньше мы стремились вкладывать свою энергию в функциональные предметы, то теперь мы призываем к инвестициям в предметы красивые. А красивые предметы, и это вам подтвердит любой материалист, отличаются от обычных только тем, что они аккумулируют в себе больше материальной энергии и человеческих ресурсов. Поэтому красота - это просто новый способ накопить про запас энергию, которую потом, при случае, можно будет использовать как энергетический запас «черного» дня, или при отсутствии оного можно будет передать по наследству как опознавательный знак величия своего существования. Замечательный выход из обыденной ситуации, если бы только отвлеченная и собранная в одном красивом предмете, вся эта энергетическая масса не становилась непреодолимым препятствием для обустраивающей свою жизнь молодости. С одной стороны, красота отнимает энергию у доступности, делая вещи избранными и нераспространенными. А с другой - количество энергии, внедренной в красоту, делает ценообразование совершенно свободным от винта.





Изгнанные из интерьера

Поблескивая на солнце своими полированными поверхностями и поглощая свет луны поверхностями матовыми, они стоят вдоль стен кухонных салонов, как невзятые крепости, гордо и одиноко. Возможно, там, изнутри, защитникам этих прекрасно-неприступных интерьеров и будет казаться такое стояние собственным героизмом, но нам, осаждающим эти неприступные материальные твердыни, с особой горечью видится обреченная судьба их защитников. Потому что красота, как цветок, должна раскрываться и быть доступной, а не прятать себя за стенами одиночества, показывая прохожим лишь свои отдельные части для пищеварения. По крайней мере, тем, кто сегодня выстраивает тактику взятия подобных крепостей, не особенно хочется попадать в плен к вещам через змеиную изощренность в своем пренебрежении к человеческому достоинству разветвленную банковскую систему, где сегодняшний день, мечтая быть прожитым скорее, берет в долг у будущего дня.
Я захожу в кухонные салоны и мне практически все нравится. И перегруженная деталями, как ад у Данте, вечная классика, ироничный в своей простоте, как Рабле, красочный прованс, не совсем понятный, но интригующий своими линиями, словно рисунки Дали, новоявленный минимализм. Нравятся даже мотивы в духе подражаний, за фасадами которых, как за квадратом Малевича, прячутся удивительные механизмы современности, способные от соприкосновений приходить в фигурные движения, как сцена Большого театра от звуков музыки на премьере балета. Мне нравятся все гарнитуры, итальянцы и немцы, наши и даже белорусы! Мне нравятся кухни островные и полуостровные, Г-образные и П-образные, однорядные и двухрядные. Отпугивают и удерживают на расстоянии недолетевшего ядра только их заоблачные цены. Я вижу их язвительную неприступность и непоколебимость, как штраф в миллион.

РАЦИОНАЛЬНОСТЬ И КРАСОТА .
Вглядываясь в изящество линий и гармонию пропорций кухни RATIONAL, мы во многом понимаем красоту как явление рациональное. Но откуда тогда в ощущении прекрасного, в данном случае, возникает нечто иное - доброта уюта?!

рублей за хождение по улицам. Я чувствую, как меня изгоняют из интерьера, будто отдают в детдом недоразвитого ребенка.
Во мне еще конвульсируют естественные рефлексы семейственности, доставшиеся нам от Левенгука, Дарвина и Павлова, вознамерившихся постичь многообразную красоту мира через описание их достоинств, взывающий к созиданию, но в моем сознании уже настойчиво отстукивает маятник Фуко, выбрасывая слова колокольным звоном, прерывающим безнадежность молчания. Неужто подошло к концу время собирать камни?! Сила деконстуирования становится сильнее энергии проектирования. Приходит время разбирать по полочкам созданные когда-то нами функциональные интерьеры. Но их разбирают не так, как сломавшиеся моторы, чтобы узнать, как они устроены, и снова заставить их работать. Старые детали не требуются, а это значит, что они уже не будут использоваться в новых проектах.

Когда несколько недель назад я проходил по Чистым прудам в Москве, где сидели у кучек мусора молодые люди с сигаретами, я слышал, как они спорили о библейском бегстве евреев из Египта. Суть обсуждаемого заключалась в том, что евреи и раньше были умными людьми, чтобы просто так бежать из комфортного Египта в неприветливую пустоту Синайской пустыни. Они не бежали, они были изгнаны, хотя некоторые и возражали, что свобода улиц все- таки привлекательнее рабства интерьеров. Хотя это тоже спорный вопрос: кому как удобнее! Кризис ведь не в том, что мы не имеем больше средств обслуживать свои традиции, а в том, как считал Декарт, что обрывается необходимая связь между отдельными промежутками времени.

Добавить комментарий

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent