Предвосхищение праздника.


Осенью 1483 года в трактир французского города Шинона вносят новорожденного крепыша и торжественно укладывают на обеденном столе. За окном - предрассветные сумерки: никто не скажет, что это поздняя ночь, скорее скажут, что ранее утро. И никто не спит, все знают, что сейчас начнется настоящий праздник, пир. Столы уже ломятся от яств и вина. «Это Франсуа,- с гордостью говорит хозяин трактира Рабле-старший.- Всем - за столы!»

С этими предрассветными сумерками позднее средневековье тоже перетекает в ранний Ренессанс. Через несколько лет, когда Гаргантюа с Пантагрюэлем, выращенные этим повзрослевшим младенцем, вернутся домой после колбасной войны, пир возобновится с новой невероятной силой. Это будет самое длинное перечисление блюд и напитков, какое только знает мировая художественная литература. И начнется шабаш поглощения мира в виде продуктов с эффектом разинутого рта. Внешний мир в ходе поедания становится внутренним, и человек растет как на дрожжах. Именно за этим пиршественным столом и появляются титаны Возрождения.

Михаил Бахтин прав. Еда в древнейшей системе образов была неразрывно связана с трудом. Она завершала труд и борьбу и была их венцом и победой. И «если оторвать еду от труда, завершением которого она была, и воспринимать ее как частно-бытовое явление, то от образов встречи человека с миром, вкушения мира, разинутого рта, от существенной связи еды со словом и веселой истиной ничего не остается, кроме ряда натянутых и обессмысленных метафор». Война, кстати, как тогда, гак и сейчас, тоже считалась разновидностью труда.



Понимая пиршественный образ как венец любого труда, мы неизбежно приходим к системе обязательных чередований труда и праздника в повседневности. Мы начинаем осознавать периодичность праздников. Обратите внимание, что и понятие праздника как такового, доступное нам, рождается именно в недрах средневековья. Время психологически прекращает стоять. Оно начинает двигаться от праздника к празднику.
Сердцем, мотором средневекового праздника, конечно же, является пир. Сам по себе труд не накрывает праздничные столы. Подготовка к праздничному пиршеству требует особых специфических усилий.

Но они могут быть успешными только при наличии определенных запасов продуктов и посуды. Эти запасы где-то надо собирать и хранить, желательно не на виду. Появляется потребность в закромах: сундуках и ящиках, которые становятся первыми прообразами мебели в жилых пространствах.

Конечно, появление мебели как скрытого места для изначального складирования запасов продуктов можно трактовать и как заначку на черный день. Но такая трактовка свойственна больше людям пожилым. В средние же века человечество было молодым.

И хотя церковь постоянно пугала людей «черным» днем, концом света, думается, ощущение средневекового человека не было столь мрачным и обреченным, как его порой пытается изобразить «книжная», монашеская культура. Даже когда грозная чума уничтожит треть населения Европы, Джованни Боккаччо своим «Декамероном» оправдает сознание средневекового человека, для которого праздник был выше собственной гибели, потому что сама смерть была лишь поводом к празднику. Потом Гойя, наобщавшись с духами средневековья, на похоронах своей матери воскликнет: «Мертвых в землю, живых за стол!».

Этот «пир во время чумы» - отнюдь не художественное отступление от главной мысли нашего повествования. Просто мы ходим сказать, доказать, уточнить, что появление мебели в доме, а изначально это была кухонная мебель, связано именно с приготовлениями к периодически следовавшими друг за другом праздниками, разбавлявшими собой монотонную тоскливость средневековой повседневности. Так что праздник, именно праздник, и породил в нашем доме мебель. Мебель, в особенности кухонная, стала ассоциироваться в сознании человека с предвосхищением праздника.

Добавить комментарий

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent